Главная Жанры Проза Рассказы «Шізофагъ» Игры Оракул
     Жанры |  Конкурс! |  Темы |  ШколаНаши праздники!
Регистрация | Вход
 
Добавить в избранное Сделать стартовой
 
Шізофагъ
Плохой контент
 
Добавить соц. закладку    Сообщить другу
Автор: warfollowmay
Проза: Рассказы
добавлена 22.11.2013г.
Написать автору
 

-ДА мам, я всьо йому сказала , все шо в книжці було! Ні! Не знаю! Це він так тіко до мене!

 Выражение лица девушки искажала гримаса плаксивого недовольства, иногда сменявшегося проблесками заинтересованности, когда ее взгляд невольно падал на витрины магазинчиков одежды. Подземные бутики были густо рассажены в коридоре перехода, вперемешку с   ларьками фастфуда.

 Время от времени она отстраняла трубку от уха, протирая ладонью запотевшую половину лица.

- Пойду на перездачу мам, до іншого препода. Я цьому всьо-всьо сказала, даже дати все правильно. Він наверно просто хоче шоб йому заплатили, у нас в группі майже все заплатили.

 Тирада о несправедливости университетского преподавателя прервалась паузой, во время которой, уже подрагивавшие от напряжения мышцы лица девушки, расслабились, и выражение гневного недовольства, будто занырнуло вглубь, давая  возможность проявиться более спокойным эмоциям.

 Судя по этому новому выражению  цель была достигнута и мать, в полной мере проникнувшись горем дочери и коварством большого города, подбадривала ребенка обещая, что если и следующий преподаватель окажется взяточником, выслать ей денег на успешную сдачу зачета, рас уж «Кругом одні нікчеми і вимагателі ».

  Все-таки, напоследок девушка сделала еще одно усилие над собой и выплеснула остатки накопленной горести, видимо для закрепления результата, и, закончив диалог фразой- «Ладно мам, цемки-цемки, входжу в метро. Покусіки »,- положила трубку.

 Весь облик Марии еще некоторое время сохранял на себе отпечаток неприятных переживаний, правда, больше по причине мышечной памяти. Дабы окончательно от него освободиться она остановилась у стены перехода, плотно завешенной от потолка до пола рядами дамских сумочек.

 Грузная продавщица со смуглым  лицом и массивным телом туго обтянутым черной кофточкой в красный цветочек сидела в сторонке. На долю секунды она отвлеклась от чашки с вермишелью быстрого приготовления и экрана маленького серого телевизора, висевшего под потолком. Не усмотрев в девушке потенциального покупателя, она откинулась на деревянную спинку стула, вернувшись к предыдущему рабочему режиму.

  Мария стояла во весь рост и, бегая по стене  рассеянным взглядом, подсознательно ждала, пока один из кожаных мешочков задержит на себе ее внимание.

 Девушка была одета в белую юбку ниже колена, усыпанную зеленым горошком, на ногах черные босоножки, с узором в виде сердечка выложенного из страз, на плечи накинута джинсовая куртка. Каштановые, слегка вьющиеся, жесткие волосы, туго затянуты зеленой резинкой. Человеку, не разбирающемуся в женской моде, было бы сложно сказать какой из компонентов ее гардероба был наиболее неуместным, но всякому, кто обладал хотя бы минимальным запасом эстетического чувства,  внешний вид девушки показался бы, по меньшей мере, «провинциальным».

 Наконец глаза Марии остановились на бежевой сумочке из кожзаменителя, габариты которой были совместимы с габаритами большого пакета из супермаркета. В такую разом можно было бы уместить  учебники с конспектами,  пару лотков с едой из дому, запасную пару туфель и две-три кофточки, не говоря уже о мелкой насыпь всевозможных женских аксессуаров, и при этом она,  несомненно, как нельзя лучше подчеркивала тонкий стиль девушки.

 Мария думала потянуться рукой и ощупать, но торговка, заприметив боковым зрением ее намерение, недовольно закряхтела и заерзала задом по стулу, предотвратив нежеланные действия девушки. Подавив досаду, разбавленную  чувством неясного ей стыда, Мария примешалась к потоку людей поспешно продвигавшегося к эскалатору метро.

   - Люди добрі у мене сестричка хвора, доктора кажуть, шо у неї  гепатит - рак крові, а в нас нема грошей налікування, допоможіть Христа раді, буду з вас молиться і денно і ношоно.

 Слова паренька, лет 15, оборвались раскатом аккордеонной трели и  в такт музыке он пошел вдоль вагона метро мерно покачивая затертым пакетом предназначенным для пожертвований.

 Варфоломей, боковым зрением заприметив парня, залез рукой в карман и заерзал в поисках мелкой купюры. Не то что бы он верил в болезнь сестры или ему нравились звуки выдавливаемые жилистыми смуглыми руками из  пошарпанного инструмента. Просто лицо подземного музыканта было ему в какой то степени симпатично, да и видел он его уже не в первый раз. Ветка метро, которой Варфоломей обычно пользовался, в это время суток была почти всегда переполнена пассажирами, и отрезок туннеля был не самый тихий. Явно юный музыкант был новичок в этом бизнесе и еще не дослужился до более «злачного»  участка подземки.

 Даже если все его россказни про сестру липа ,что скорее всего и вправду так, все равно, это молодой парень, который зарабатывает на жизнь, тем что с утра до вечера шныряет по грязной подземки таская на горбу тяжелый баян. Он не был похож на полного отморозка  и, попади его сознание в другую среду, скорее всего лет через пять был бы точно таким же студентом как и Варфоломей, пил бы пивчан с друзьями за зданную или слитую сессию и ждал степухи чтоб сводить свою барышню в фастфуд.

 Не вынимая наушников, Варфоломей достал из кармана купюру и небрежно скомкав ее опустил руку на колено. При этом  его лицо выражало воодушевление собственной благодетельностью и одновременно безразличие к этому великодушному поступку.

Соседи по вагону явно прониклись этим чувством и некоторые из них, подталкиваемые несознательным порывом, начали шарить по карманам.

 Парень с аккордеоном постепенно приближался к Варфоломею, мимика его губ необычно совпадал с песней Курта, звучавшей на плеере Вара, и, мерно пошатываясь под гранджевые рифы, бродячей музыкант смотрел в другой конец вагона и напевал

-Rape me, rape me, my friend,

-Rape me , rape me again.

Засовывая купюру в пакет для подаяний, Варфоломей нечаянно задел руку соседа , который точно так же тянулся к пакету. В худощавой волосатой руке была зажата 5-гривеная бумажка, и букет ландышей. Именно они и обратили на себя внимание. Когда рука бородатого мужика в белой рубашке до короткого рукава совершила преднамеренное действие и вернулась в предыдущее положение, каждый цветочек в букете  начал удлинятся в такт с колебанием вагона метро. Стебельки, удлиняясь, расходились в разные стороны дотягиваясь фактически до потолка вагона, а маленькие белые цветы, успевшие уже слегка посереть и подувянуть, заблестели каким то неестественно жемчужным светом, и стали издавать звенящий звук, который был не очень громким, но сплетаясь в уже известную Варфоломею мелодию, полностью заглушал и шум вагона и небрежные рифы Нирваны.

 Тем не менее, никто из пассажиров не заметил перемены. Не заметила ее и Мария, сидевшая напротив.

 Варфоломей поправил длинный черный тубус лежавший у него на коленях, при этом его содержимое  издало весьма не характерный для свернутых листов бумаги стук. Хорошо развитым боковым зрением Варфоломей разглядывал соседа и следил за его действиями.

Мужик лет 40-50 сжимал в руке букет и широко улыбался, но по рисунку морщин на лице и неестественно быстрому метанию зрачков, было понятно, что эта чрезмерная аффективная радость могла очень резко смениться эмоцией диаметрально противоположной. Мужчина всматривался в лицо Марии и ждал, пока она заметит его взгляд.

 Внешность девушки была примечательна своей непримечательностью. Довольно правильные черты лица, все же, складывались в весьма посредственный узор с легким налетом заметной простоты и глупости. Наконец их глаза встретились и мужчина, еще шире улыбнувшись, протянул ей букет. Перламутровые  жемчужины сотней белесоватых глазниц еще выше поднялись на тонких стебельках и со всех сторон обсматривали Марию, но для девушки это был обычный маленький слегка помятый букетик.

-Знает кого выбирать.- Мысленно сказал Варфоломей.- Видно, что девушка удивлена и слегка напугана, но настолько непривычна к ухаживаниям противоположного пола, что несознательно принимает любой подобный жест за чистую монету, даже улыбка этого хмыря ей кажется доброй как у Дукалиса. Ну ничего, главное не испугайся раньше времени. – мысленно пожелал ей Варфоломей.

 Девушка приняла букет, пару раз улыбнулась дядьке и вернулась к своим мыслям, отрешенно глядя в пятна грязи на полу.

Мужик еще некоторое время не сводил с нее глаз, как вдруг ноздри его стали широко раздуваться и гримаса притворного счастья постепенно начала сменяться выражением обида из-за недостаточной благодарности девушки.

 Он решил дать ей второй шанс и, якобы уступая место стоявшей рядом женщине, подошел в плотную к Марии, так, что девушка фактически уперлась лицом в его промежность. Он стоял и, склонившись над ней, пристально наблюдал с выражением оскорбленного джентльмена. Мария была неподвижна, но эта неподвижность была подобна неподвижности зайца сидевшего пред лицом готовившейся к броску кобры.

Букет тем временем разросся до размеров вагона и жемчуженки,  наигрывая слышную только Варфоломею мелодию,  подтягивались поочередно к каждому пассажиру, легонько касаясь обнаженных участков тел. Варфоломей скрестил в причудливом символе пальцы опущенной руки,  и приближающаяся к его лицу жемчужина беззвучно растворилась в воздухе, не нарушив ,тем не менее, движения остальных.

 Мария  втупилась взглядом в одну точку на полу. Заметив ее побледневшее лицо и учащенное дыхание Варфоломей ясно понял как сильно сейчас колотило у нее в груди.

 Дверь вагона распахнулась и девушка резко встала и вышла, через пару секунда она уже взбиралась по эскалатору.

- Ты наверно думаешь что все минулось ,- говорил про себя Варфоломей.- Сердце все еще вырывается наружу, но тебя никто не преследует и страх разжимает свои когти. Вот только ты все ни как не опомнишься и не выпустишь из рук злосчастный букет, хотя какая уже разница.

 Девушка бежала вверх по эскалатору, а  от живого извивающегося букетика то и дело отлетали новые жемчужинки цветов, прилипая к пассажирам метрополитена. Когда Мария добралась до середины эскалатора  вокруг нее уже образовалась громадная паутина, заполнявшая почти все пространство станции, на которой остановился поезд, и эта паутина продолжала расти. Мария была так охвачена ужасом, что не замечала, того, как странно ведут себя окружающие ее люди. Каждый, кого касалась головка цветка, превращался в звено паутины и начинал двигаться по хаотичной траектории, не выходя, тем не менее,  за пределы круга радиусом не больше 4 метров. Нечто подобное  проделывал и поезд, совершая маятниковые движения небольшой амплитуды в зад и в перед. Казалось будто кто –то или что-то вырвало из реального пространства фрагмент длинною в несколько минут и не переставая прокручивало раз-за разом этот фрагмент, который уже был практически не связан с миром который Мария привыкла считать реальным

 Каргах к тому времени утратил остатки человеческой мимики и повернув голову на 180 градусов, развернул череп так, что макушка обернулась  в пол. Из утыканного редкими рыжими волосинками подбородка начали расти лапки похожие на тараканьи, а изо рта вылезло три пары черных глазниц, которые, выломав погнившие зубы , веером разложились над тем, что недавно было головой. Рыжие укрытые волосками тонкие лапки  мягко опустились на нити паутины и пару секунда улавливали нужное направление. Потом в момент встрепенулись и уцепившись за зеленые нити спешно направились вслед за Марией. То, что раньше было телом мужчины, безвольной плетью волочилось следом, явно в нем еще была потребность.

 Варфоломей, имитируя броуновское движение окружавших его людей, неотставая следовал за  Каргахом.  Блеклые тона перрона станции метро  были в этот момент для него яркие как некогда.  В его настоящем состоянии каждая отдельная деталь бросалась в глаза, но при этом он сосредотачивал свое внимание абсолютно на всем, что происходило вокруг. Не касаясь нитей паутины, он уже взбирался по эскалатору.

- Как же ты удивишься,- Мысленно обращался Варфоломей к Марии.- Когда обнаружишь себя  в месте, несколько отличном от того, в которое рассчитываешь попасть после выхода из станции. Хотя, возможно, что ничего и не заметишь.

 Выбежав на поверхность, Варфоломей поймал взглядом зеленую сеть, тянувшуюся за Марией и ее преследователем. Эта сеть была чуть ли не единственным объектом окружающего мира, сохранившим более-менее стабильную структуру.

 Здания, мимо которых пробегал Варфоломей, сжимая в руках черный тубус, то вытягивались вверх, то вжимались в землю, доставая до уже проступивших на сером небе звезд, иногда скручивались в узел или моргали огромными глазницами, которые, нужно думать, когда-то были окнами.,0         

 Когда цель была достигнута, Варфоломей оказался посреди  пещеры обросшей ярко зеленым мхом,   который мерно колебался как от порывов ветра, коего, ясное дело, не было. В самой глубине пещеры к стене была приклеена Мария.

Рот ее был залеплен густой зеленой жижей, точно такой же, на которой она болталась. При этом девушка могла дергать руками и ногами, извиваться и бросать отчаянные взгляды куда угодно, лишь бы не всматриваться в склонившееся над ней чудовище.

 Каргах специально не обездвижил ее полностью. Обеспеченная возможностью давать хоть какой-то выход страху через непрерывные подергивания и извивания, Мария только усиливала его.

Существо продолжало метаморфозу своего отвратного тела, пока несколько тонких рыжих лапок, лоскутами срывали одежду с девушки. От невообразимого нервного перевозбуждения  железы Марии работали с запредельной активностью, выбрасывая в кровь просто непередаваемое количество биологически активных веществ. Каждый миллиметр ее тела пропитывался гормонами подобно губке, что и было нужно чудовищу.

 Варфоломей уже выбрал удобную позицию для атаки. Половинки тубуса разъединились, повиснув у него на шее, и руки сжали серебряную биту. Он ждал пока Каргах преобразиться полностью и откроет свое слабое место.

 Из Монстра вырастали все новые и новые члены, о предназначении которых можно было только догадываться, причем один отвратнее другого. Из того, что раньше было телом рыжебородого мужика, вытянулось что-то огромное, и это самое тело буквально сдулось, превратившись в некое подобие пустого мешка.

 По видимому, это бы коопулятивный орган.  По участившимся судорогам тела Марии, Варфоломей понял, что это дошло и до нее.

 - Пора!- одно сильное усилие ног и Вар, как на пружинах, взлетел над тварью с занесенной над головой битой, он намеревался опустить ее прямо на то, что напоминало голову чудовища, через кривую щель в которой была видна пульсация серого слизистого мозга.

  В этот момент девушка увидела  его, взлетавшего над неоформленной массой из щетинистых лапок, клешней и щупалец. Она от неожиданности замерла, чем и насторожила чудище. Каргах еще не понял, что произошло, но он был уже предупрежден. Почувствовав свист высекаемый битой Варфоломея из воздуха он, как муха, в долю секунды отклонился в сторону и лишил удар  убийственного заряда, который в него вкладывала рука Варфоломея. Раздался громкий треск и Каргах пошатнулся. На долю секунды это вывело его из равновесия, но быстро опомнившись, он повернулся к Варфоломею и, подняв несколько тонких, заостренных как шпаги и длинных лапок, понесся на неприятеля. Разворачивая свою тушу, он неосторожным махом острой клешни высек из воздуха резкий звук, впившийся во что-то мягкое и хрустящее.

 Единственный момент, который мог принести безоговорочную победу был упущен и в открытой схватке шансы на победу сместились не в сторону Варфоломея. Но он был уже готов и в пару мгновений воссоздав в мыслях новую схему принялся отбиваться и уклоняться от резких быстрых атак, и когда удавалось выхватит момент, он прицельным ударом разбивал один за одним черны глазища, попутно круша другие части тела монстра. Иногда черная извивающаяся масса, казалось, полностью поглощала его, но тем не менее, не один член Каргаха не касался  тела Варфоломея. Один за одним он отсекал куски громадного тела приближая исход поединка.

 В конце-концов мразь ослабла и ослепла и через щель  в уже не защищенном черепе вновь показалась та точка в которую Варфоломей метил с самого начала. Один резкий удар, наполненный больше не яростью, но досадой за то, что его не удалось произвести именно так, как было задумано изначально, и тварь замерла.

 Через пару секунда обездвиженная масса задрожала и как  будто всосалась в кожаный обвисший мешок, который по окончанию этой метаморфозы опять превратился в рыжебородого мужика, без сознательно лежавшего на ярко зеленом мхе.

 Варфоломей открутил рукоятку биты, обнажив острое, с ладонь длинной, шило. Подставив его к глазнице неподвижной рыжебородой головы, он направил острие  так, чтоб оно пробило тонкую верхнюю стенку глазницы, попав в участок мозга в районе лобной доли. Негромкий хруст, рыжебородая голова дернулась и мягко опустилась наземь. Убивать не было смысла, тем более так бы он свел на нет все свои предыдущие старания. Через пару часов рыжебородый очнется, если только то состояние, в котором он будет пребывать остаток жизни, можно назвать явью.

 Варфоломей поднял глаза на стену, на которой все еще весела Мария, точнее висела ее верхняя половина от которой к полу тянулись лоскутья кишок, переходя в нижние конечности, неестественно лежавшие на полу. Он с досадой вздохнул и подошел к обездвиженному лицу. Сорвав с него комок липкой слизи, он всмотрелся в уже помутневшие глаза. Гримаса ужаса, застывшая на побледневшем лице, преображала его в нечто еще более непривлекательное, чем клочья плоти разбросанные под ним. Части тела находились в центре громадного кровавого пятна. Варфоломей почему-то задумался о сходстве с пятном от пакета молока, который кто-то изо всех сил бросил в стену. Правда, цвет был не белым, а багрово красным.

 Он с досадой вздохнул. Открой девушка глаза чуть позже, будь этот Каргах чуть менее внимателен, или чуть сильнее охвачен чувством грядущего лакомства, и исход был бы другой. Вот тебе и эффект хаоса - минимальное отклонение от алгоритма кардинально меняет исход. Хотя, что значит кардинально? В масштабах общей цели, размеры который были не соизмеримы со значимостью жизни Варфоломея, Марии и даже этого рыжебородого вместе с тварью, (уже навечно заточенной в нем без возможности проявить хоть малейший признак своего существования) произошедший ляп был точно таким же «чуть-чуть».

 Варфоломей сидел на мягком потрепанном кресле и всматривался в огоньки, рассыпанные по высоким и не очень зданиям за окном.  Реальность вернулась к своей прежней  форме и воспринималась как что-то намного более конкретное, чем пару часов назад, точно также, как и реальность вкуса большого сочного гамбургера. Варфоломей ел уже третий, запивая большими глотками холодной газировки. Правда желтый логотип ресторана был желтей и ярче обычного, что напоминало ему о пережитом происшествии.

 Дожевывая последний кусок и намереваясь достать из кармана кисет с табаком, Варфоломей обратил внимание на яркую (все так же неестественно) татуировку с изображением морды питбуля. Рисунок была окаймлен вычурными надписями, которых он разобрать не смог. Собака скалила острые зубы, и ее дикая морда создавала резкий контраст с инфантильным лицом молодого парня, на предплечье коего была начертана накожная масть. Второй рукав молодого человека не был закатан подобно первому.

-Наверно на другой руке нет татуировки.- Подумал Варфоломей

Парень сидел в окружении молодых людей, очень пестро одетых, обнаженные участки кожи были обсеменены пирсингом во всех его проявлениях, а речь изобиловала  цитатами последних интернет-мэмов. Варфоломей с интересом наблюдал за ребятами, у них из-под кожи то и дело выплывали новые булавки, гвозди, кольца и туннели, которые, как казалось Варфоломею, переползали с одного лица на другое, а разноцветные рисунки на одежде то вспыхивали ярче то затухали.

 

 Он смял обертку от гамбургера и заметил как буквы на ней ожили и ручейками, как будто, затекли под кожу предплечья, проступив на ней несколькими строчками. Присмотревшись и ничего не разобрав, Варфоломей достал кисет и причмокивая остатками газировки скрутил несколько сигарет. Еще некоторое время после перехода на самокрутные папиросы, порции густого дыма не унимали желания затянуться фабричной сигаретой, хотя та и имела горький привкус жженого картона. Варфоломей объяснял это тем, что кроме никотиновой зависимости развивалась еще какая-то, возможно как раз от того, что при сгорании и девало этот мерзкое картонное послевкусие.

 Выйдя на улицу он запустил несколько шаров ароматного дыма в ночной город и отстранив от о рта руку с сигаретой всмотрелся в строчки на предплечье и прочитал.

 

 

 

 - Тож мова, як ми знаємо, є не лише культурним скарбом будь-якого народу, а до того ж віддзеркаленням душі її носіїв. Якщо ми з наукової точки зори проведемо порівняння нашої рідної мови та Руського язика, то зрозуміємо, що подібного між ними не більше, ніж, наприклад, між китайською та англійською, а якщо зирнемо глибше, в саму суть слів, то ви побачите, наскільки духовно багатшим є український народ.

 Спесивые потуги лекторши не то что бы промыть мозг, но хотя бы достучаться до сознательного мышления студентов терпели полное фиаско. Частично по причине того, что большая часть аудитории была занята подготовкой к сдаче зачета по профилирующему предмету, и лекция по Современному украинскому языку была самым популярным местом и временем для подобного рода занятий. Собственно лекция по Современному украинскому языку были подходящим местом и временем для любого рода занятий, кроме самого Современного украинского языка.

 Варфоломей, пытаясь сосредоточиться на тексте развернутой на коленях книги, все таки время от времени нечаянно пускал в себя обрывки фраз преподавателя.

  - Наприклад слово «лікарня». Лише почувши, стає зрозуміло, що це місце, де людей лікують, на відміну від російського слова «больница», де люди, судячи з усього, терплять біль. Наше слово «виховання», носить в собі суть збереження дитини від зла, коли її «ховають від поганого впливу», російське слово «воспитание» означає лише процес фізіологічного росту та вигодовування.

-О це то вона ліпить, я аж повірив. – Обратился к Варфоломею коренастый круглолицый парень, толкая его в бок, так что книга чуть не спала с колен.

Не дожидаясь ответа, он навалился на Варфоломея  всем телом, габариты коего были почти в два раза больше, и тихим басом продолжил свою мысль.

 - Вона то й наче діло каже, звісно якшо сприймати ,абстрагуючись від її лисячої злісної, пички. Ти диви, аж тремтить з люті, згадуючи про москалів францюватих.

 Игнат скорчил злобную физиономию, пародируя лектора, и капли пота, проступавшие на его массивном носу, пару раз капнули в конспект, по которому он водил выключенной авторучкой, для создания видимости работы.

- От я розумію, припустимо, свою бабцю. Коли ще маленька була, то просиділа два дні без води та їжі у шафі ховаючись від НКВД, чи  якоїсь там іншої сталінської срані, лях би їх трафив. То вона, як чує російську балачку, то її аж  посіпує, а цій кобіті, навіть судячи з віку, навряд чи хтось голки під нігті заганяв.

Варфоломей озабочено посмотрел на Игната.

- О чуваче, я з бабциних  оповідок такого жаху в дитинстві наслухався. Не знаю чи то так мозок промити можна, щоб людина настільки вірила в певність своїх переконань, щоб вважала їх вартими смерті і тортур таких самих людей як і вона .

Тут другой голос встрял в слова Игната с плохоскрываемой интонацией противостояния.

- Ничего подобного, как мне кажется, они не думали и, тем более, не было у них никаких убеждений. И мозг им никто не промывал, скорее наоборот, сняли с него уздечку и разрешили выпустить сидевшее внутри уродство. Давайте, мол, за правое дело и равенство зашьем всем неправым  в брюхо пуд соли. Это ведь необходимое зло, в ответ на долголетнее издевательство буржуев над рабочими и крестьянами. Только вот те, кого назначили стать рукой отмщения к рабочим и крестьянам никакого отношения не имели и по большей части были уголовниками без особенных претензий на чувство национального достоинства.

-Та ж ті хто дозволяв таке, хто стояв біля керма, були цілком свідомими людьми, навряд чи їм так само кортіло просто чути крики чужих страждань, ніби-то була якась мета.

- Какая-то была, у инквизиции тоже, какая-то была.- Ответил Вышиваный понижая интонацию, заметив что начал привлекать внимание преподавателя.

Тем временем лекторша с тонкими чертами лица и впавшими блестящими глазами перешла от примеров и окольных фраз к прямому и непосредственному выявлению собственного негативного аффекта, придерживаясь, тем не менее, темы лекции.

 Испытываемые ей эмоции были явно направлены против чего-то более конкретного, чем низкий культурный уровень современной молодежи и отсутствие национальной идеи.

- Ти диви, вона якась аж надто люта, мені здається, що, подумки з кимсь іншим балакає

Игнат немного повысил голос и в такт с монологом преподавателя стал, дублировать ее слова, излагая свой перевод происходящего.

-І ти вважаєш це життям?! Чому кожного ранку я маю трястися у смердючій маршрутці, я там як здобна булочка на помийці, а довкола самі скоти та бидло. Чому наша сусідка кожного літа у Єгипті? Я жінка, я хочу красивого життя! І чому твій член стоїть раз в рік під новий рік?!

 Последние слова затерлись приглушенным смехов Варфоломея, преобразовавшимся в отчаянный приступ, якобы, кашля.

 Игнат интенсивнее заводил выключенной ручкой по чистому листу тетради и задумчиво наморщил широкий лоб, затем пододвинул запястье ко рту и приложился губами к выступающей над манжеткой рукава трубочке. Варфоломей  вопросительно взглянул на происходящее.

 Игнат, уловив беззвучный вопрос, наклонился к уху товарища и сказал.

- Це я з Вишиваним об заклад побився, він каже, мовляв, я не вип’ю літр пива на лекції сидячи на перших партах.

Игнат довольно улыбнулся, еще раз приложился к трубочке и, проведя пальцем от рукава к портфелю стоявшему на полу под партой, объяснил систему своего девайса.

 

Лекция закончилась. Оба парня еще некоторое время сидели на месте в ожидании, пока ажиотаж  побега из аудитории спадет, и не нужно будет толкаться в дверях. Игнат с вожделением всматривался в женские ягодицы, мелькающие одна за одной перед его слегка охмелевшими глазами.

- Оце то дупа, вгризтися б в таку, щоб аж запищала.

Имитируя процесс вгрызания, он достал из портфеля пустую пластиковую бутылку вылез из-за парты и с размаху хлопнул по  синей короткой юбке чуть ниже спины. Звонкий хлопок слился со звуком вскрика. Девушка в прыжке обернулась и, встретившись с довольной ухмылкой Игната, сама невольно улыбнулась. Через долю секунды, вспомнив что мама учила на подобные проявления внимания реагировать горделивым призрением и оскорбленным выражением лица, скорчила искусственно кислую мину и коротко отрезала

-Ну ти придурок, чи що?

Игнат вытянул губы в трубочку и двумя  руками сделал жест, имитировавший сжимание  грудей девушки.

- Іди проспися, бовдуре!

Она резко развернулась и, отдаляясь, задвигала задницей с еще большей амплитудой.

Игнат, видимо удовлетворенный и своей выходкой и ее результатом, прошелся вдоль переднего ряда почти опустевших парт и с громким стуком опустил на один из столов туже бутылку, прямо перед носом длинноволосого парня в синей футболке с надписью «Kill'em all» и окровавленным молотком на фоне.

- Хрін тобі а не набір струн, я бачив як ти його цідив, так би хто завгодно зміг.

- Хто завгодно зміг би тобі шию на милити, а про те як саме пити ми не домовлялися, так що моя взяли, чи ти вирішив задню дати?

-Пердню!, - С негодованием рявкнул длинноволосый  мясистый паренек и одной рукой сгребая конспекты с книжками в рюкзак перелез через парту.

- Ну что?- обратился он уже на русском языке к Варфоломею.- Идешь сегодня с нами на репу, я нового вокалера нарыл, он вроде и пигвойсит и гроулит и чистым нормуль шарит.

- Останній теж шарив, правда що в дуплі пальцем, ну то нічого.

- Ты Игнат хорошо заделался, рифы дергаешь, головой машешь, да меня критикуешь, сам бы взял да поискал.

-Ну я й шукаю, тіки мені коли якісь опецьки трапляються, то я їх не приводжу до нас, як на виставу.

-Нее, чувствую, что этот будет «персик», не может же быть так, чтоб три раза подряд и не повезло.

 С этими словами Вышиваный вылез из-за парты и, по два раза дернув каждой грудной мышцей, направился к выходу.

 Кроме циклопических габаритов своего тела он обладал еще одной, хоть и не самой завидной, но довольно удивительной и полезной в его ситуации суперспособностью – умещать свой огромный торс в узкий проем  между учебным столом и плотным рядом низких стульев университетских аудиторий. Вероятно, он выработал ее за несколько лет, пока колесил за рулем своей рыжей копейки. В этой самой копейке, припаркованной на платной стоянке рядом с универом на месте для инвалидов, им и предстояло добраться до репетиционной базы.

- Кощунство?

Обратился к Вышываному Варфоломей с шутливой иронией, но без доли укоризны, указывая на знак инвалидной коляски, у места где стояла его машина.

- Не кощунство, а дружба с местным сторожем.

- В качалку вместе ходите?- с той же интонацией спросил Варфоломей.

-Ерофеич? В Качалку? Нет конечно!

 Я как-то поздно домой возвращался, прохожу мимо его будки, он там сидит, футбол смотрит, усы свои поглаживает, пивко попивает. Я втыкнул на пару секунд ему в окно, даже не помню с чего, футбол то я редко смотрю. Ну и слышу, молодняк какой-то идет, школота, но рослые такие, с бухлом, с телками, все как надо, короче. Иди они чуток быстрее и доза алкоголя, дающая максимальный уровень храбрости накопилась бы в крови, когда ерофеич с  Будкой были бы уже позади, но нет, все случилось именно тут. Сначала они осторожно через ограду перелезли и с опаксой по сторонам зырили, но потом возмужали и начали  машин жопами своими подпирать, бутылки бить, хулиганить в общем.

 Ерофеич вылез с важной физиономией. Наверно думал их усами своими отпугнуть. Они вроде сначала насторожились. Ерофеич это заметил и, слегка воодушевившись, чета им угрожающее сказал, а голос у него такой высокий и скрипучий. Вобщем, он как засипит на них злобно из-под усов, потрушивая пузом в такт своим гневным выпадам. Мало устрашающего в этом зрелище было, ну и пацанва смекнула, что он не противник им и в конец страх потеряла. Самый борзый с телой своей вышел и начал мазу за всех тянуть. Рожа в прыщах, но резвая, ухмыляется по ходу дела и подругу свою за задницу мнет. Ну и барышня видимо не промах, решила показать остальным, что, мол, сучка альфа-самца, подошла к Ерофеичу и говорит: «Тебе дедуля фуражку на размер меньше сшили, вообще на кочане не держится». И махом руки сбивает с деда кепку. Тот, даже не поняв, что произошло, развернулся и рачки стал, чтоб поднять головной убор, а этот высокий прыщавый ему как засандалит ногой под зад. Бедолага Ерофеич пробежал на четвереньках метра 3, того гляди начал бы носом асфальт бороздить, но будка спасла, в которую он своей лысиной уткнулся.

 В общем смешное и жалкое представление, а из пешеходного перехода как раз в этот момент под звуки гитары раздались строчки : «…сыграй как можешь сыграй, закрой глаза и вернись, не пропади , но растай….». Я аж всплакнул. Во всем происходящем мне привиделся акт какого-то демонического вандализма, и пузатый лысоватый Ерофеич предстал передо мной великомучеником, стоявшим на четвереньках перед будкой с треснувшими на заднице брюками.

 Ну, в общем я подумал что не вариант рамсы с ними тереть, они и так осмелевшие.  Подбежал и со старта, влепил прыщавому промеж глаз, то сел на жопу. Соске его тоже по заднице кедом зарядил, и она, с задратой мни-юбкой,  как  газель на своей платформе проскакала к уже слегка попустившейся кучке понторезов, разодрав на ходу сетчатые колготки. Потом  для пущей убедительности по щам прошелся еще одному, с особо борзой заточкой.

 Вышываный сделал паузу и задумчиво огляделся, явно снова переживая в душе минуты былого торжества своей высокоморальности над невежеством тупой шпаны.

- А дальше что? - заинтересованно прервал его паузу Варфоломей.

- А дальше мы до ночи у Ерофеича в будке бухали, вместе с парнем который в переходе играл, нормальным типом кстати оказался, правда со своими странностями, как-нить вас познакомлю. Все закончилось тем что мы с ним в хлам угасившись начали прыгать по крышам машин на этой же стоянке , обоссав попутно почти все. А че вы так смотрите, что не видно разве, какие тут тачки стоят, на такие честным трудом не зарабатывают, как мой дед на эту копейку за 30 лет работы на благо компартии.

 

 
Книги предоставлены интернет-магазином "Лабиринт"
Отзывы пользователей: cредний рейтинг 0 / Количество отзывов 0
 
Оставить свой отзыв
 
Имя:
Замысел : 
Исполнение : 
 
Сообщения форума об истории [Все сообщения 0]
МУДРАЯ МЫСЛЬ
Есть книги, которые надо только отведать, есть такие, которые лучше всего проглотить, и лишь немногие стоит разжевать и переварить...
Бэкон Ф.
Последние добавленные истории
Маленькая девочка
Благое состояние
Лес
Адрес фото выпуска 1971
Философия кости
Короткие притчи - Абсолютный чемпион.
пирожки 268
пирожки 267
пирожки 266
пирожки 265
Последние сообщения форума
«Издательский дом Ромм и сыновья»
Виртуальный роман
Что Делать с Климатом ?
Последние отзывы
Надо потерпеть, братец...
Сказка-страшилка 21
Лев, который собирался на войну
Последние обсуждения авторов
профессор
Виталий sincereheart Балабанов
Боянович Юрий
Последние обсуждения историй
Анекдот об учебном процессе :)
Экономика любви
Неопределенная составляющая женской психологической трансформации
Последние записи блога
Васил: Про бескультурье в российской общественной жизни
Владимир Шебзухов: Тайна любви
ifhjd: Очередная идея
Топ-10 авторов
Суворов А. В.
Славко Бэцек
fix
Лец Станислав Ежи
Valtasar
Ермакова Анастасия
13
Алёша Попович
Крамер Александр
Афонченко В.
Топ-10 историй
Лекарство…
Художник
Враг
А где-то в Тимбукту
Странные сны
Дом
Фотокамеры
Space.
Улитки
Маленькая девочка в рваных джинсах
 
Rambler's Top100
Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг